Против «плохих» юридических расходов

Роберт уже упоминал, что необходимость оплачи­вать услуги юристов и ведение судебных тяжб — это моменты, требующие огромных валютных вложений. Но нужно уметь определять разницу меж­ду расходами на никчемные судебные тяжбы и теми расходами, которые нужны, чтоб не бросить без внимания уровень права Треугольника Б-И.

И точно так же, как Против «плохих» юридических расходов есть разница меж «хорошим» долгом и «плохим» долгом, имеется различие и меж различными типами расходов на юридические услуги.

Заем, который дает возможность приобрести ак­тив, приносящий вам неизменный валютный по­ток, превосходящий по размерам средства, необхо­димые на погашение этого займа, — это «хороший» долг. Аналогично, «хорошими» юридическими рас­ходами являются Против «плохих» юридических расходов те, которые дают вам возможность заложить крепкую базу для бизнеса, избрать под­ходящую форму юридического лица, составить точ­ные, лишенные двусмысленности, детально разра­ботанные договоры, найти и поддерживать защиту прав собственной умственной собственно­сти и завязать крепкие партнерские дела. Другими словами, это те расходы, которые посодействуют вам Против «плохих» юридических расходов в дальнейшем сберечь средства либо получить до­полнительный доход.

А вот брать заем просто для того, чтоб получить секундное ублажение от покупки чего-то, что


вам на этот момент взбрело в голову приобрести, — это означает брать «плохой» долг. И точно так же оплачивать счета за услуги юристов, которые не обещают вам Против «плохих» юридических расходов в дальнейшем никаких поступлений средств и не помогают сберечь то, что есть, — это означает ввязываться в «плохие» юридические расхо­ды. К примеру, расходы на ведение судебных тяжб, которые касаются бизнеса, являются обычными «плохими» расходами, так как такие тяжбы ред­ко приносят средства, которые могли бы их окупить.

Естественно, могут сложиться Против «плохих» юридических расходов такие происшествия, когда расходы на судебную тяжбу совсем необ­ходимы ради спасения вашего бизнеса. К примеру, бывает, что такие тяжбы необходимо вести, чтоб защи­тить важные права вашей компании, утрата которых может привести к потере важных ис­точников дохода, и, беря во внимание это событие, данные расходы можно считать Против «плохих» юридических расходов «хорошими» юри­дическими расходами.

Но учтите, что судебная тяжба — это не то, на что решаются, не обдумав все «за» и «против», в особенности если вы приходите к выводу, что она не может при­нести вам ничего, не считая расходов, и нисколечко не укрепит ваш бизнес. Тяжбы Против «плохих» юридических расходов стоят очень недешево и к тому же, раз ввязавшись в это дело, вы уже не смо­жете в хоть какой момент кинуть его, если обстоятель­ства начнут складываться не в вашу пользу. Много проработав в качестве юриста, занимавшегося таки­ми тяжбами, я могу с уверенностью сказать, что тяжбы – это «развлечение королей» и Против «плохих» юридических расходов что они по-


хожи на самолет: раз уж он оторвался от земли, вам непременно придется оплатить весь перелет до са­мого момента посадки.

Сейчас давайте вернемся к нашему сопоставлению меж долгами и расходами на юридические услуги. Бывают происшествия, когда совсем необхо­димо взять «плохой» по определению Против «плохих» юридических расходов долг, чтоб приобрести либо поддержать актив, который не при­носит вам дохода. К примеру, подписать закладную, чтоб приобрести дом себе и собственной семьи, — это верный шаг, хотя, по нашему определению, закладная — «плохой» долг. То же самое правильно и когда вы берете короткосрочную ссуду на исцеление либо покупку фармацевтических средств для хворого родственника Против «плохих» юридических расходов, если вы не сможете оплатить это по другому. Либо, пред­положим, у вас есть мелкие детки и вы берете заем на то, чтоб обнести оградой ваш приусадеб­ный участок, чтоб детки не выбегали на улицу. Хотя такая ссуда и не соответствует понятию «хорошего» долга, на нее, конечно Против «плохих» юридических расходов, стоит потратиться, чтоб ощущать, что ваши детки в безопасности. Так что очень принципиально осознавать, когда вам стоит брать в долг, а когда — нет.

То же самое правильно относительно неких рас­ходов на оплату услуг юридического нрава, ко­торые не попадают в категорию «хороших» юриди­ческих расходов. Время от времени приходится отступать Против «плохих» юридических расходов от собственных принципов либо стратегических установок. К примеру, вам ничего другого не остается, как всту­пить в стычку с распоясавшимся хулиганом, поэтому
что, пока ему хорошо не врежешь, он не пре­кратит безобразничать. Точно так же бывает, что судебная тяжба — единственный метод приостановить вашего соперника, вставшего на путь Против «плохих» юридических расходов пиратства в бизнесе.


Майкл Лектер, эсквайр,

Советчик Обеспеченного Папы,

создатель книжек «Защити собственный главный актив»

и «ДДЛ: Средства других людей»


×ÒÎ ÒÀÊÎÅ ÏÐÎÖÅÑÑ?

Давайте опять вернемся к уроку № 5 обеспеченного папы, который звучит так: «Процесс важнее, чем цель». Про­цесс, о котором шла речь, — это процесс управления вашими средствами и вашим Против «плохих» юридических расходов временем. Держите их посто­янно под контролем и сосредоточивайте внимание на будущем вашего бизнеса — тогда вы будете уверенно двигаться к поставленной задачи.


6-ой урок для бизнесменов от Обеспеченного Папы

Наилучший ОТВЕТ

ВЫ Отыщите

В Собственном Сердечко…

А НЕ В ГОЛОВЕ

Глава 6

Три вида средств

— Чему ты научился во Вьетнаме? — спросил меня бога­тый папа.

— Я сообразил Против «плохих» юридических расходов, что принципиально при всех обстоятельствах добиваться цели. Я понял значение фаворита и сплочен­ной команды, — ответил я.

— Ну и что все-таки из этого важнее всего?

— Целеустремленность.

— Верно, — улыбнулся обеспеченный папа. — Ты смо­жешь стать неплохим бизнесменом.

Новичок на войне

Сначала 1972 года моя работа сводилась к тому Против «плохих» юридических расходов, что я делал функции пилота боевого вертолета UH-1 в рай­оне городка Хюэ во Вьетнаме. Проведя два месяца в зоне боевых действий, я и 2-ой пилот уже участвовали в не­скольких боевых заданиях, но нас никогда не обстре­ливали. Но очень скоро нам предстояло через это пройти.


В тот Против «плохих» юридических расходов денек, когда я в конце концов повстречался с противником, все и без того складывалось не самым наилучшим образом. Мы вылетели с открытыми дверями и по вертолету гулял ветер. Бросив взор вниз, на авианосец, с которого мы взлетели и который был нам все равно, что дом родной, я снова напомнил для Против «плохих» юридических расходов себя, что я на войне и что деньки учебы окончились. Для того чтоб сделать этот боевой вылет, я обучался целых два года.

Я знал, что, как мы пересечем линию пляжей и полетим над землей, мы попадем в мир, где есть вра­жеские бойцы с реальным орудием, которые будут стрелять в нас Против «плохих» юридических расходов реальными пулями. Оглянувшись на свою команду из 3-х человек — 2-ух пулеметчиков и командира расчета, — я спросил по внутренней связи: «Ребята, вы готовы?» Без излишних слов они просто под­няли огромные пальцы — дескать, все в порядке.

Мои люди знали, что я новичок на войне и еще не Против «плохих» юридических расходов прошел крещение огнем. Они знали, что я могу управ­лять вертолетом, но понятия не имели о том, как я пове­ду себя в сложной боевой обстановке.

Поначалу на задание, как и всегда, вылетели два вер­толета. Но примерно через 20 минут пер­вый вертолет обязан был повернуть вспять. Разумеется, в нем появились какие Против «плохих» юридических расходов-то неисправности с электрообо­рудованием. Наши начальники, находившиеся на авиа­носце, передали нам по радио, чтоб мы, уже в одиноч­ку, продолжали полет и, оставаясь на связи, находились в районе боевых действий. Я кожей ощутил, как в кабине вертолета наращивается напряжение, ведь 1-ый вертолет вели бывалые пилоты, а Против «плохих» юридических расходов сейчас все зависело от нас — новичков. Те люди, в первом вертолете, в течение
восьми месяцев участвовали в боях. К тому же, их верто­лет был обустроен ракетами. А у нас были только пулеме­ты. Когда 1-ый вертолет повернул и взял курс назад на авианосец, в нашей кабине воцарилась атмосфера Против «плохих» юридических расходов волнения. Ни одному из нас не хотелось оставаться в воз­духе в полном одиночестве.

Не обращая внимания на один из самых прекрасных в мире пляжей, мы взяли курс на север. Слева от нас про­плывали зеленые рисовые поля, справа — сине-зеленый океан, а прямо под нами был белоснежный песок пля­жей Против «плохих» юридических расходов. В один момент по радио послышались запросы от 2-ух армейских вертолетов, которые просили о помощи. Они вели бой с пулеметной точкой, расположенной на холмике за полосой рисовых полей. Потому что мы были близко от этого места, мы ответили на их запрос и полетели на помощь. Опустившись ниже туч, мы Против «плохих» юридических расходов сразу уви­дели эти армейские вертолеты. Не считая того, приметно было, что неприятельские бойцы с земли во всю стреляют по ним из орудия. Было несложно отличить очереди из обыденных ручных пулеметов, которыми вооружена пехо­та, от томного пулемета 50-го калибра. Трассирующие пули ручных пулеметов напоминали жаркие красно-оранжевые точки Против «плохих» юридических расходов, стремительно прочерчивающие пунктирные полосы по зеленому небу. А очереди из трассирую­щих снарядов 50-го калибра выглядели так, будто бы кто-то подбрасывал ввысь бутылки с кетчупом. Я сделал глубочайший вдох и направил вертолет прямо к цели.

Издалече следя за ходом схватки, к которому мы стремительно приближались Против «плохих» юридических расходов, я, но, не терял надежды, что армейские вертолеты сумеют убить пулеметное гнез­до еще до того, как мы придем на помощь. Но нам не
везло. Когда один из армейских вертолетов был подбит и стал падать, я сообразил, что нам придется принять самое конкретное роль в бою. Мы лицезрели, как дымя­щийся вертолет Против «плохих» юридических расходов, кувыркаясь, упал на землю, и напряже­ние у нас в кабине, казалось, достигнуло наивысшей точки. Оглянувшись на команду, я кратко произнес: «Убрать все ненадобное. Пулеметы к бою. Мы начинаем». Я не знал, что буду делать, но был уверен исключительно в одном — нам следует приготовиться к самому худшему.

2-ой армейский Против «плохих» юридических расходов вертолет закончил бой и пошел на понижение, чтоб попробовать спасти экипаж первого вертолета. Таким макаром мы — единственный вертолет, вооруженный только пулеметами обыденного калибра, — остались один на один предположительно с пятнадца­тью вражескими бойцами, вооруженными автома­тами, пулеметами и одним многокалиберным пулеме­том. Мне хотелось развернуть машину и лететь Против «плохих» юридических расходов куда гла­за глядят. Я знал, что это был бы самый разумный шаг. Но, не хотя смотреться трусом в очах собственной команды, я твердо держал курс на то место, откуда стрелял круп­нокалиберный пулемет. Мною двигало только чувство напускной храбрости и бездумной надежды на то, что авось пронесет.

Сейчас, когда Против «плохих» юридических расходов оба армейских вертолета вышли из боя, весь огнь с земли переключился на нас. Хотя все это было очень издавна, зрелище шквала реальных очередей, направ­ленных прямо на меня, было так впечатляющим, что я, как на данный момент, во всех подробностях помню эту картину и свои чувства. Да, деньки Против «плохих» юридических расходов учебы точно закончились.

Мои люди до этого бывали в схожих боях, и их молчание давало подсказку мне, что ситуация вправду
суровая. Как 1-ые очереди из крупнока­либерного пулемета замелькали рядом с нашим вертоле­том, командир пулеметного расчета поначалу хлопнул меня по шлему, позже схватил его и повернул мою голо Против «плохих» юридических расходов­ву так, что мы оказались лицом к лицу. Он кликнул:

— Эй, лейтенант, ты знаешь, что в этой работе самое нехорошее?

Покачав головой и чуть шевеля губками, я промямлил:

— Нет.

Ухмыльнувшись, командир расчета, который уже 2-ой раз возвратился вести войну во Вьетнам, произнес:

— В нашей работе есть только одна неувязка — нуж­но непременно Против «плохих» юридических расходов одолеть. Если ты ввязался в бой, то произойдет одно из 2-ух: или ты сейчас вернешься домой, или те мужчины, которые понизу. Но кто-то обяза­тельно остается тут. Кто-то из нас должен погибнуть. И от тебя зависит, кто это будет — они либо мы.

Оглянувшись на моих Против «плохих» юридических расходов пулеметчиков — юных ре­бят, которым было по девятнадцать-двадцать лет, — я снова надавил на кнопку внутренней связи и спросил: «Ребята, вы готовы?» Оба проявили мне огромные паль­цы — так учили делать всех реальных морских пехо­тинцев. Они были готовы. Их учили действовать соглас­но приказу командира независимо от того Против «плохих» юридических расходов, прав ли был командир либо нет. Понимание того, что их жизнь нахо­дится в моих руках, не могло сделать лучше состояние моего духа. Но в этот момент я закончил сосредоточиваться на для себя самом и на уровне мыслей начал принимать всех нас как единое целое.

Внутренне я орал сам Против «плохих» юридических расходов для себя: «Думай! Повернуть и бежать либо вступить в бой?» И мой разум здесь же начинал


подбрасывать мне всякие оправдания тому, почему нам лучше немедля повернуть вспять. «Мы, — гласил он, — единственный вертолет. А их должно быть на любом задании само мало два. Разве в уставе есть такое правило в Против «плохих» юридических расходов каком говорилось бы что мы имеем право вступать в бой, если нет второго вертолета? Мой ведущий меня оставил. У него на борту имелись ракеты. Так что никто не будет нас инкриминировать, если мы на данный момент выйдем из боя. Мы ведь можем снизиться и ока­зать помощь экипажам армейских вертолетов. Да Против «плохих» юридических расходов-да, давайте-ка конкретно этим и займемся — поможем им. Тогда нам не придется делать нашу конкретную работу, и мы сможем оправдаться, почему мы ее не сде­лали. Мы не вступили в бой, так как делали за­дачу по спасению экипажа другого вертолета. Мы реши­ли придти на помощь Против «плохих» юридических расходов каким-то там летчикам из сухо­путных войск. Это, кажется, звучит неплохо».

Потом я спросил себя: «А что, если произойдет волшебство и мы победим? Что, если мы уничтожим этот крупнокали­берный пулемет и останемся в живых? Что тогда?»

Ответ был здесь как здесь: «Тогда всем нам могли бы Против «плохих» юридических расходов дать медали за храбрость. Мы стали бы героями». «А если проиграем?»

«Мы погибнем либо попадем в плен», — ответил внут­ренний глас.

Бросив взор вспять, на 2-ух молодых пулеметчиков, я сообразил, что их жизни для меня значат еще больше, чем медаль на ленточке. Я не мог вот так тупо идти на риск Против «плохих» юридических расходов только из бравады.

Очереди из многокалиберного пулемета пролетали все поближе и поближе. С каждым залпом пулеметчик на
земле все поточнее брал прицел. В летной школе нас учи­ли, что тяжкий пулемет имеет огромную дальность веде­ния огня, чем обыденный пулемет, — вроде тех, что были установлены у меня на Против «плохих» юридических расходов вертолете. Это означало, что он мог подбить нас еще за длительное время до того, как мы смогли бы подлететь к нему на расстояние выстрела из наших пуле­метов. В этот момент внезапно серия снарядов из многокалиберного пулемета прошла прямо перед лобо­вым стеклом моей кабины. Не раздумывая, я здесь же сде Против «плохих» юридических расходов­лал левый разворот и повел вертолет круто к земле, что­бы прирастить дистанцию меж нами и неприятельским пуле­метчиком. Потому что я совсем не знал, что мне делать, я решил, что это даст мне хоть мало времени поду­мать. Лететь прямо на пулемет означало верную погибель. За то время Против «плохих» юридических расходов, пока мой вертолет стремительно пикировал в кру­том вираже, я включил радио и стал посылать сигналы всякому, кто мог меня услышать: «Говорит вертолет мор­ской пехоты „Yankee-Tango-96”. Нашел крупнока­либерный пулемет. Нужна незамедлительная помощь».

И — о счастье! В один момент я совсем верно и ясно услышал, как в Против «плохих» юридических расходов наушниках через потрескивание и по­мехи некий глас произнес: «„Yankee-Tango-96”, четыре штурмовика А-4 корпуса морской пехоты „RTB” (это означало, что они ворачиваются на базу после задания) получают дополнительное задание, горючего достаточ­но. Дайте нам ваши координаты и ожидайте помощь».

Я ощутил, какое облегчение прошло по каби­не, когда я Против «плохих» юридических расходов передавал по радио наши координаты летчи­кам реактивных штурмовиков морской пехоты. Не про­шло и нескольких минут, как я увидел на горизонте четыре мелкие точки, стремительно парящие над самой зем-
лей, — это к нам шла выручка. Заметив нас, командир звена самолетов радировал: «Прежде чем мы подойдем, приблизьтесь Против «плохих» юридических расходов к „Charlie” и попытайтесь вызвать огнь на себя. Нам необходимо только узреть трассеры, а об осталь­ном мы позаботимся». Получив это сообщение, я повер­нул машину и опять направил ее в сторону крупнокали­берного пулемета. Как он снова начал поливать нас трассирующими снарядами, я опять услышал по ра­дио Против «плохих» юридических расходов глас командира звена штурмовиков: «Цель замече­на». Не прошло и 5 минут, как от этого крупнокали­берного пулемета ровненьким счетом ничего не осталось! Я и моя команда оказались теми парнями, которым этим вечерком предначертано было возвратиться домой.


protivopokazaniya-k-provedeniyu-profilakticheskih-privivok.html
protivopokazaniya-k-zagotovke-stvolovih-kletok-sbornik-metodicheskih-ukazanij-dlya-obuchayushihsya-k-prakticheskim-zanyatiyam.html
protivopokazaniya-spravochnik-lekarstvennih-sredstv-nacionalnij-formulyar-respubliki-kazahstan.html